Часть 14. Чемпионат IX. Глава 2

(продолжение рассказа про чемпионат 1970 года в Мексике)

Гвадалахарский «шлягер»
Наша третья группа, получившая название гвадалахарской, по праву считалось самой сильной. В составе сборной Англии выступало большинство футболистов, завоевавших в 1966 году титул чемпионов мира. Бразильцы, хотя и прошли незадолго до открытия чемпионата через изнурительную закулисную борьбу, все же располагали отлично подготовленной командой и яркими индивидуальностями в ее рядах. Что же стряслось в Рио? Там «распяли», то есть попросту уволили и заменили тренера сборной Салданыо. В прошлом журналист, отличный теоретик футбола, он в интересах сборной вступил в борьбу с заправилами мощных профессиональных клубов страны и потерпел фиаско. На его месте у штурвала сборной появился Загало. Это он, действуя на левом крыле атаки, в свое время помог бразильской сборной завоевать «золото» в Швеции и Чили. И теперь должен был сделать это в третий раз, но уже в роли тренера.
Бразильцы были первыми соперниками чехословацких спортсменов. Марко хотел выставить команду в таком составе, как в Марселе, но потом, очевидно под давлением отдельных игроков, оставил на скамейке запасных Квашняка, а на поле вышел Хрдличка. На первых минутах для нашей сборной открылись неплохие перспективы — Петраш открыл счет, а вслед за этим упустил шанс забить второй гол. Но к середине первого тайма чехословацкие футболисты стали сдавать позиции. А бразильцы, наоборот, ожили. Ривелино со штрафного удара сравнял счет, а Пеле вывел свою команду вперед. После этого Жаирзиньо забил еще два мяча.
От такого крупного поражения в первом матче наша команда не смогла прийти в себя. Если бы реально была оценена сила бразильской сборной перед чемпионатом, то проигрыш, конечно, не имел бы таких фатальных последствий. Теперь же все, в том числе и тренер, были в растерянности. На матч с румынской сборной вышли пять новых футболистов. Начало было таким же, как в матче с бразильцами. Петраш снова открыл счет. Реальную возможность добиться успеха имел Юрканин, который вышел один на один с вратарем. А через полчаса команда потеряла темп, и матч снова был проигран.
На второй неделе игр был исполнен «шлягер» гвадалахарской группы и всего чемпионата мира. Матч сборных Англии и Бразилии действительно получился великолепным. Дисциплинированные англичане со своей четкой обороной и тонким стратегом Бобби Чарльтоном в центре поля противостояли артистичным бразильцам, жаждавшим рассчитаться за 1966 год. С обеих сторон это был верх футбольного искусства. Команда Бразилии при поддержке многочисленных болельщиков победила с минимальным счетом— успеха добился Жаирзиньо.
Матчем с англичанами сборная Чехословакии прощалась с Мексикой. Он показал, что, если бы наши футболисты перед началом первенства провели здесь несколько тренировочных игр и приспособились к климатическим условиям, результат выступления на чемпионате мог быть другим. Единственный гол в заключительной встрече был забит с одиннадцатиметрового удара, назначенного за игру рукой нашего футболиста Куны, который задел мяч при падении.
Долг за «Уэмбли»
Из первой группы в четвертьфинал вышли сборные СССР и Мексики, из второй — Италии и Уругвая, из третьей — Бразилии и Англии, из четвертой группы — ФРГ и Перу.
Возможно, самый интересный четвертьфинальный поединок состоялся в Леоне, где встречались участники лондонского финала 1966 года — команды Англии и ФРГ. Судьба матча в какой-то мере была решена за пределами футбольного поля. Во-первых, накануне игры заболел голкипер англичан Бенкс, и вместо него на поле вышел Бонетти, неуверенный в себе и, конечно же, значительно уступавший в классе Бенксу — одному из лучших вратарей чемпионата мира 1966 года. Во-вторых, уже в ходе матча допустил ошибку Альф Рамсей. Когда его команда повела в счете (2:0), он заменил Бобби Чарльтона. Лидер английской сборной был уже в возрасте, и тренер хотел сберечь его силы, решив, что они пригодятся в полуфинале. Но до полуфинала дело не дошло. После ухода Чарльтона центр поля оказался в руках западногерманских футболистов, и лавина их отчаянных атак снесла английскую оборону во главе с Муром. За двадцать минут до конца матча Беккенбауэр прошел через все поле и послал мяч в ворота Бонетти. За восемь минут до финального свистка Уве Зеелер сравнял счет, а в дополнительное время Герд Мюллер обеспечил сборной ФРГ победу. Долг за «Уэмбли» был уплачен. Команда Шёна не пала духом даже тогда, когда другая на ее месте могла уже сложить оружие.
Футболисты ФРГ провели еще один запомнившийся матч. По стечению обстоятельств и на этот раз понадобилось дополнительное время. Девяносто минут напряженной борьбы с итальянской командой дали результат 1:1. Причем равновесие было восстановлено Шнеллингером только на последней минуте. Возникла тикая же ситуация, как в лондонском финале 1966 года, когда в последнее мгновение игры сравнял счет западногерманский защитник Вебер. Две дополнительные пятнадцатиминутки отличались редкостным накалом и драматизмом. Мюллер вывел свою команду вперед, через три минуты Бургнич со штрафного сравнял результат, тут же Рива добился успеха, но опять-таки Мюллер снова уравновесил счет. В эти минуты обороне сборной ФРГ остро недоставало Беккенбауэра, покинувшего поле из-за травмы. Этим воспользовались футболисты Италии. Ривера на сто одиннадцатой минуте обеспечил «Скуадре адзурре» победу — 4:3. Так тридцать два года спустя итальянцы снова вышли в финал чемпионата мира.
Сборная ФРГ в матче за третье место победила уругвайскую команду — 1:0, которая в четвертьфинале с тем же счетом выиграла у советских футболистов. Там произошел неприятный казус. На сто пятнадцатой минуте был зафиксирован гол в ворота сборной СССР. Хотя боковой судья поднял флажок, сигнализируя, что мяч перед этим вышел за лицевую линию, голландский арбитр ван Равенс не обратил на отмашку своего помощника никакого внимания. Советские футболисты недоуменно наблюдали, как Кубилла вернул мяч из-за линии в поле под удар Эспарраго...
Сдвоенный центр
Серебряные медали, завоеванные в Англии, западногерманские футболисты сменили на бронзовые награды. Но команда Шёна стала не хуже, скорее даже лучше. Созрел талант Беккенбауэра, который все чаще появлялся в амплуа «либеро» и становился вожаком сборной. В обороне заметную роль играл Фогте. Его импульсивность уравновешивал педантичный Шнеллингер. В полузащите все активнее заявлял о себе Оверат.
Перед чемпионатом главная проблема для Шёна заключалась в формировании линии атаки. Продолжал играть Уве Зеелер, который выступал за сборную еще в 1958 году и был ее опорой в 1966 году, но заговорил в полный голос и более молодой Герд Мюллер, восходящая «звезда» западногерманского футбола. Кому отдать предпочтение? Шён принял соломоново решение, остановившись на варианте с двумя центрфорвардами. Многих это удивило, но, когда все кончилось хорошо, Шёна стали превозносить.
Вряд ли эти два футболиста — Зеелер и Мюллер — имели достаточно оснований для взаимных симпатий. Зеелер уже завершал футбольную карьеру и прощался с популярностью, которая мало-помалу переходила к молодому коренастому баварцу. Любопытно, что в 1974 году, когда у Мюллера не все получалось в играх десятого чемпионата мира, часть публики неожиданно стала скандировать: «Уве! Уве! Уве!» Это гамбуржцы, вспоминая своего любимца, давали понять, что преемник Зеелера не достиг его мастерства. Дело дошло до того, что Мюллер выступил с публичным заявлением, пригрозив, что, если такие возгласы не прекратятся, он не станет доигрывать первенство и покинет сборную.
Хотя во время чемпионата 1974 года этого не случилось, но сразу же после него Мюллер решил распрощаться со сборной. И свое слово сдержал.
Но мы немного отвлеклись от событий в Мексике, где оба форварда играли вместе. Оказалось, что они профессионалы в полном смысле слова — действовали с максимальной ответственностью и вкладывали в игру все свое умение и силы. Один другого выводил на ударную позицию, и Мюллер с десятью голами стал лидером бомбардиров чемпионата. В большинстве случаев он добивался успеха благодаря великолепным подачам Зеелера.
Не отличаясь солидным ростом, оба они тем не менее отлично играли головой. И прежде всего Зеелер, который выпрыгивал очень высоко. Это был чрезвычайно напористый футболист. Он разрушал на своем пути самые прочные преграды, завершая свои прорывы пушечными ударами. Мюллер, наоборот, длительное время мог прохлаждаться около штрафной площадки, как будто игра его совершенно не интересовала, но достаточно было опекунам хоть на мгновение оставить форварда без внимания, как для ворот противника уже возникала опасность. Козырем Мюллера были молниеносная реакция и великолепная ориентация в сложной ситуации в толчее у ворот. Он почти не забивал голы с дальней дистанции, а всегда стремился оторваться от преследователей и оказаться на том участке поля, откуда мог легко и просто послать мяч в ворота. После его ударов мяч не свистел в воздухе, но всегда летел точно в цель, в нескольких сантиметрах от кончиков пальцев вратаря.
Мюллер был одним из лучших европейских бомбардиров всех времен. Большинство забитых им голов ценились на вес золота. Он помог сборной ФРГ завоевать звание чемпиона мира в 1974 году и чемпиона Европы в 1972 году. Выступая за мюнхенскую «Баварию», Мюллер тоже забивал решающие мячи, принесшие ей и титул чемпиона ФРГ, и Кубок европейских чемпионов.
Вне конкуренции
Мы уже говорили о тяжелой и жаркой бразильской весне, когда тренер Салданья боролся за честь и славу футбольной Бразилии с богатыми клубами. Он убеждал: первенство страны следует проводить без членов сборной, чтобы не повторилось разочарование прошлого чемпионата мира. Свое мнение он отстоял, хотя и ценой собственной головы: на тренерском посту его сменил Загало, но тот уже не мог сделать ничего иного, как продолжать идти по стопам своего предшественника. Возможно, более дипломатично, менее шумно, но так же бескомпромиссно. Состав сборной он оставил таким, каким тот родился в представлении Салданьи.
На следующий день после матча чехословацких футболистов со сборной Румынии нашу команду в мотеле «Малибо» посетил Салданья, присутствовавший на чемпионате в роли телекомментатора. Увидев печальные лица, он пытался утешить наших тренеров и игроков. О неблагодарности и непонимании, с которыми столкнулся на родине, Салданья рассказывал с улыбкой. В его словах чувствовалась гордость за бразильскую команду, приехавшую в Мексику: «Я выбрал футболистов, которые своим пониманием игры, мастерством и игровой дисциплиной опередили время. То, что они показывают здесь, остальные будут копировать еще лет десять. Только копировать. Оригинал останется неподражаемым. Есть только один Пеле, как и один Ривелино, один Жаирзиньо».
Как не согласиться с его словами после матчей Бразилия—Англия, Бразилия—Перу или после финала Бразилия—Италия. Салданья был прав.
Именно в Мексике вершины достигло мастерство Пеле, который при джентльменском поведении соперников, отличавшемся от того, что было в 1966 году в Англии, мог блистать как «суперзвезда» на футбольном небосклоне. После двух глазных операций оправился Тостао, ставший одной из самых ярких фигур чемпионата. Под стать им были и другие игроки бразильской команды. Но самым главным — ив этом заслуга Салданьи — было то, что из незаурядных футболистов, привыкших солировать, удалось создать крепкий коллектив, где каждый поставил свое изумительное техническое искусство на службу командной игре.
Пеле — «суперзвезда»
Эдсона Арантеса до Нассименто, лучшего футболиста всех времен, весь мир знает под именем Пеле. Откуда взялось странное прозвище, не ведает даже он сам. Возможно, это производное от слова «пеладас», что значит «босоногий футбол», которому маленький Эдсон отдавал больше времени, чем учебе в школе. Не раз он получал за это нагоняй от своей учительницы Марии Ногейры.
После окончания школы первые крузейро он заработал как чистильщик обуви. Позже обучался профессии сапожника, продолжал баловаться футболом, и тут Эдсона заметил будущий товарищ по команде Брито, который привел его в «Сантос». Восемнадцать лет Пеле был душой этого клуба и обеспечил ему место под солнцем и миллионы долларов, хотя начало карьеры не было для него легким. На первых порах у Эдсона часто возникало желание убежать. В эти трудные для него минуты Зито заменял ему отца, а жена президента клуба — мать.
Пеле охотно вспоминает свою службу в армии. По сравнению с другими солдатами у него было преимущество — его отпускали на матчи «Сантоса». Когда первый раз Пеле стоял на посту у ворот казармы, там собралась такая толпа его поклонников и собирателей автографов, что остановилось уличное движение.
В шестнадцать лет его уже называли кандидатом в состав сборной, а свой первый международный матч против сборной Аргентины Пеле провел в 1957 году, когда ему было семнадцать. Год спустя Пеле принял участие в чемпионате мира в Швеции, где стал героем финала.
19 ноября 1969 года состоялся матч «Сантос»—«Васко да Гама». 150 тысяч зрителей на трибунах ждали тысячного гола Пеле. На семьдесят восьмой минуте арбитр назначил одиннадцатиметровый удар. Исполнение было поручено, конечно же, «королю футбола». В этот момент стадион сосредоточил свое внимание на двух актерах: на самом Пеле и вратаре Андраде, который угадал направление полета мяча и коснулся его кончиками пальцев, но не смог изменить траекторию. Позже Пеле говорил, что хотел забить юбилейный гол с игры, а не с пенальти. Но, как бы то ни было, тысячный гол был зафиксирован. Арбитр тут же остановил игру. Пеле надел майку, на которой его традиционную «десятку» заменила «тысяча». На стадионе была установлена мемориальная доска из мрамора. Надпись на ней гласила: «Здесь 19 ноября 1969 года Пеле забил свой тысячный гол и увенчал свою карьеру лучшего футболиста всех времен».
Пеле, несомненно, заслужил такие почести. Он умел все, что может уметь футболист. Иной, возможно, забивал голы красивее, чем Пеле, лучше играл головой, превосходил его в подыгрыше, но никто из них не овладел всеми этими игровыми элементами в комплексе, как Пеле. Кроме того, он обладал удивительно развитой интуицией, в какую-то долю секунды мог принять наилучшее решение. Вспомним хотя бы эпизод в Гвадалахаре, когда Пеле, заметив, что наш вратарь Виктор вышел слишком далеко из ворот, тут же со своей половины поля нанес удар по цели. Мяч прошел лишь в нескольких сантиметрах от стойки.
«Король футбола» оставил неизгладимый след в истории популярнейшей спортивной игры.
В третий раз и окончательно
В пятницу 19 июня 1970 года Руди Глёкнер из Лейпцига был уведомлен, что ему поручается судить финальный матч девятого чемпионата мира по футболу. Это было неожиданное назначение, поскольку до этого он судил лишь один матч чемпионата.
В полдень 21 июня Глёкиер вывел на размокшее поле стадиона «Ацтека» в Мехико сборные Бразилии и Италии. Сразу же отметим, что финал не принадлежал к лучшим матчам чемпионата.
По мастерству участников он уступал поединку Бразилия—Англия, боевитости больше было во встрече ФРГ—Англия, а если говорить о драматизме борьбы, то на первое место можно поставить матч ФРГ—Италия. Но финал есть финал.
Бразильцы начали игру с явным намерением как можно скорее разрушить оборонительный вал итальянцев. Для этого им понадобилось всего лишь четверть часа. Пеле принял пас Ривелино и головой перебросил мяч через вратаря Альбертози. Благодаря отличному удару Бонисеньи сборная Италии еще в первом тайме сравняла счет. Но на шестьдесят шестой минуте Герсон проскользнул между итальянскими защитниками и вывел команду Бразилии вперед. Это был сигнал к яростному наступлению бразильцев. Сначала Жаирзиньо, а затем Карлос Альберто (оба после отличных передач Пеле) довели счет до 4:1.
Не успел Глёкнер дать финальный свисток, как поле стадиона «Ацтека» мгновенно заполнили восхищенные бразильские болельщики. Более часа понадобилось организаторам, чтобы освободить арену и приступить к награждению победителей. «Золотая Нике», еле заметная в огромном котловане стадиона, оказалась в руках капитана сборной Бразилии Карлоса Альберто. Под грохот барабанов и визг труб футболисты Бразилии совершили круг почета мимо трибун, засыпавших победителей цветными конфетти.
Девятый чемпионат мира уходил в прошлое. Кубок «Золотой богини» в третий раз и окончательно отправился в Бразилию как свидетельство триумфа футбола этой страны на чемпионатах мира 1958, 1962 и 1970 годов.
Мексиканские рекорды
В Мексике впервые чемпион завоевал Кубок Жюля Римэ, не потеряв ни единого очка. На чемпионате мира 1950 года сборная Уругвая сыграла вничью с испанской командой, бразильцы в 1958 году потеряли очко в матче с англичанами, а четыре года спустя в Чили — с чехословацкой сборной.
Хотя Мексика не имеет таких богатых футбольных традиций, как Англия, она сумела создать для участников и гостей девятого чемпионата мира исключительно благоприятную обстановку.
Казалось, что рекорд посещаемости, установленный в Англии (1489 тысяч зрителей на 32 матчах), долго не будет превзойден. Однако он был побит уже через четыре года в Мексике, где такое же количество матчей посмотрели 1570 тысяч зрителей. В среднем на одной встрече присутствовало, таким образом, 49 тысяч человек!
Мексиканский чемпионат выгодно отличался от своих предшественников (в Чили и Англии) и возросшим количеством матчей высокого качества, и более высокой результативностью (было забито 95 мячей, то есть в среднем почти три гола за игру).
Арбитры, которые здесь впервые стали пользоваться карточками, чтобы штрафовать провинившихся, всего шесть раз показывали желтую карточку и ни разу — красную. Были реализованы и все пять пенальти. Это тоже своеобразные рекорды чемпионата.

Видео с чемпионата

Продолжение следует