Часть 04. Чемпионат IV

IV ЧЕМПИОНАТ: ОБИЛИЕ СЕНСАЦИЙ. Бразилия, 1950 год
После войны футбольный форум впервые был собран — пока лишь за «зеленым столом» — 25 июня 1946 года в Люксембурге. Во многих отношениях этот конгресс ФИФА, проходивший в центре опустошенной Европы, был знаменательным. Прежде всего в ФИФА была принята Секция футбола Советского Союза. О том, какой вклад советский футбол вносит в развитие этой игры, незадолго перед конгрессом убедительно продемонстрировало московское «Динамо» во время своего исторического турне по Англии. В состав ФИФА возвратились (уже в третий раз) все британские футбольные ассоциации: английская, шотландская, валлийская и североирландская. Жюль Римэ, уже четверть века возглавлявший Международную федерацию, был переизбран еще на один срок. Оценивая его заслуги, конгресс принял решение о том, что последующие чемпионаты мира по футболу будут проходить под названием «Кубок Жюля Римэ».
Люксембургский конгресс должен был также решить вопрос о стране — организаторе четвертого первенства мира. Ни у кого не было сомнения, что предпочтение будет отдано Южной Америке. Прежде всего в знак примирения, ибо два последних чемпионата проводились в Европе. Да и трудно было представить иное решение. Участникам конгресса достаточно было посмотреть в иллюминатор самолета или даже из окна гостиницы, чтобы увидеть страшную картину разрушений. Европа пока была не в состоянии предоставить все то, что требовалось для проведения таких крупных соревнований.
Круг претендентов на проведение чемпионата перед заключительным заседанием конгресса был предельно узким — Бразилия и Аргентина. В тот момент, когда все ожидали голосования, взял слово представитель бразильской делегации доктор Мачадо и пообещал, что если его стране доверят организацию чемпионата, то в Рио-де-Жанейро будет построен новый стадион на 200 тысяч мест. После такого ошеломительного предложения Аргентина потеряла все шансы.
Опять всего лишь 13 участников
Тот, кто хоть немного знает ревнивое отношение друг к другу южноамериканских стран, легко поймет язвительность замечания Мачадо, что весь футбольный мир, несомненно, толпой повалит в Бразилию и теперь это будет настоящий чемпионат, а не то, чем довольствовался Уругвай двадцать лет назад.
Каким плохим пророком был господин Мачадо!
Когда провели отборочные матчи и все было готово к началу, оказалось, что борьбу за чемпионский титул продолжат в 1950 году только тринадцать команд. Ровно столько, сколько было в 1930 году в Уругвае. Правда, на сей раз из тридцати трех, изъявивших желание участвовать в чемпионате.
Война все еще была очень близким прошлым. Хотя орудия отгремели, но после пресловутой речи Черчилля в Фултоне мир оказался в объятиях «холодной» войны, заморозившей взаимное доверие бывших военных союзников. Она на долгие годы воспрепятствовала более тесным взаимным связям. Многие государства к тому времени не смогли еще опомниться от экономического хаоса. В ряде социалистических стран проходила перестройка физкультурного движения, но оно пока не настолько продвинулось в своем развитии, чтобы футбольные сборные могли надлежащим образом выступить на чемпионате мира.
По этим соображениям отказались от участия Чехословакия и Венгрия. Экономические трудности помешали участвовать Бельгии. Передумали ехать через океан австрийцы, вслед за ними пришел отказ от Турции и Шотландии, хотя последняя и обеспечила себе участие в финальном турнире.
Из южноамериканских стран отказались Перу, Эквадор. К ним присоединилась Аргентина (возможно потому, что ей не доверили организацию чемпионата). Таким образом, сборные Чили, Боливии, Уругвая и Парагвая получили путевки в Бразилию, минуя отборочные матчи. В азиатской группе отказалась Бирма, так что в Бразилию могла ехать команда Индии, но и она передумала. Кое-кто утверждал, что причина ее отказа коренится в решении ФИФА, чтобы в матчах отборочного и финального турниров футболисты выходили на поле только в бутсах. Так задним числом было осуждено поведение бразильца Леонидаса, игравшего босиком часть матча со сборной Польши на предыдущем первенстве. Индийские же футболисты тогда вообще не привыкли играть в бутсах.
Итак, из шести европейских отборочных групп, двух южноамериканских и одной азиатской остались одни обломки. Все матчи были сыграны только в британской группе, куда входили сборные Англии, Уэльса, Шотландии, Северной Ирландии, а также в Центральноамериканской, где вели борьбу за путевку в Бразилию футболисты США, Мексики и Кубы.
Таким образом, претендовали на чемпионский титул тринадцать команд: сборные Англии, Испании, Швеции, Швейцарии, Югославии, Италии, Чили, США, Парагвая, Боливии, Уругвая, Мексики и Бразилии.
Удрученные организаторы лихорадочно искали, как привлечь к участию в чемпионате другие сильные команды, по тем или иным причинам оставшиеся за бортом. Они безуспешно пытались договориться с австрийцами, которые после крупного поражения в Праге от сборной Чехословакии взяли обратно свою заявку. Но ведь последующие международные встречи доказали, что сборная Австрии была одной из лучших команд Европы. Дополнительные приглашения были отправлены во Францию и Португалию (французским футболистам перекрыла путь команда Югославии, а португальцам — сборная Испании), но от них пришел вежливый отказ, так же как из Чехословакии и Венгрии. Никто тогда не мог предположить, что в Венгрии уже в то время формировалась команда, которая вскоре сыграет такую большую роль в европейском и мировом футболе.
Но об этом пойдет речь дальше. Пока же мы находимся в Бразилии, которая ни на минуту не сомневается в том, что ее команда дома на колоссальном стадионе «Маракана» перед взорами 200 тысяч зрителей наконец-то завоюет звание чемпиона мира, ибо три предыдущие попытки оказались безуспешными.
Впервые — в группах
Новым в чемпионате мира был отказ от олимпийской системы розыгрыша, которая казалась не совсем справедливой: стоило команде раз ошибиться — и надо было паковать чемоданы. В Бразилии тринадцать сборных были разделены на четыре группы, где игры проходили по круговой системе. Первое место в квартете победителей групп давало звание чемпиона мира. Следует, однако, признать, что и эта система не была совершенной.
Так, например, в одной группе были сборные Уругвая и Боливии. Уругвайцы победили своего соперника с разгромным счетом 8:0 н сразу же пошли в финальную группу. А вот бразильцы, как решил жребий, должны (пили играть с сильными командами Югославии, Мексики и Швейцарии. Швейцарские футболисты традиционно оказали серьезное сопротивление фавориту. Двенадцать лет назад они встали на пути сборной Германии, а
сейчас приготовили тяжелое испытание бразильцам, с которыми сыграли вничью. Судьба сборной Бразилии была теперь в руках югославов. В решающем матче победили хозяева чемпионата — 2 : 0. Мячи забили Зизиньо н Ддемир. Специалисты утверждали, что югославы уступили не искусству бразильских футболистов, а неописуемому давлению зрителей на стадионе.
Гвоздем чемпионата был старт англичан, которые впервые приняли участие в мировом первенстве. Годами и десятилетиями они были убеждены в своем превосходстве. И вот англичане приехали в Бразилию. Приехали, проиграли и покорно возвратились. Так можно коротко описать этот бесславный эпизод в истории британского футбола. О глубоком разочаровании англичан позаботились американские футболисты, которые победили со четом 1 :0. Именно американцы, о которых в Англии с незапамятных времен бытовало мнение, что они не умеют играть в футбол и никогда не научатся!
«Мир нас не понимает!» — кричала позже английская пресса в адрес тех, кто подсмеивался над британским фиаско. Бесспорно, можно считать крайностью утверждения, что Рамсей, Райт и Метьюз — плохие игроки. В сборной островов Альбиона слабых вообще не бывает. Но и весь футбольный мир шагнул вперед. Хорошую игру демонстрировали и за пределами Англии. Англичане поняли это лишь в 1950 году. К своей собственной беде.
«Самый крупный конфуз в истории английского футбола», как написала лондонская «Дейли телеграф», был первым, но не последним сюрпризом четвертого чемпионата мира.
После поражения от сборной США судьба английских футболистов оказалась в руках испанцев. Матч Испания — Англия завершился победой футболистов с Пиренейского полуострова, которые вошли в число четырех сильнейших команд.
В третьей группе все решала встреча Швеция — Италия. Победили футболисты Скандинавии — 3:2. Двукратный чемпион мира потерпел поражение и прекратил свое выступление на чемпионате мира. Сенсация? Вовсе нет. Ведь за год до этого итальянская сборная почти распалась. Специальный самолет, в котором возвращались из турне по Америке чемпионы Италии — футболисты клуба «Торино», среди которых было немало игроков сборной, потерпел катастрофу. Не остался в живых ни один человек. Среди жертв был и тогдашний идол итальянских болельщиков Валентино Маццола. Отец Сандро Маццолы, известного мастера футбола, вице- чемпиона мира 1970 года.
Финальный квартет
Итак, борьба за звание чемпиона мира свелась к соперничеству четырех команд, две из которых — Испании и Швеции — не относились к разряду фаворитов. Никто не сомневался в том, что вопрос о чемпионе будет решаться в матче Бразилия — Уругвай и сборная страны-организа-тора несомненно выиграет. Победы бразильцев над футболистами Швеции (7:1) и Испании (6:1) только подкрепили уверенность в таком исходе поединка. «Футбольная Европа была подавлена красотой Рио, великолепием гигантского стадиона «Маракана» и темпераментом бразильских болельщиков», — писала газета «Глобо».
Как коротка бывает иногда журналистская память! В печати уже не было упоминаний о жалкой ничьей хозяев поля с футболистами Швейцарии, об изнурительном матче со сборной Югославии. Однако справедливости ради следует признать, что уругвайские футболисты тоже не всегда выглядели убедительно. Они с небольшим преимуществом выиграли у сборной Швеции (3:2) и сыграли вничью с испанцами (2:2). После этого за сборную Уругвая никто не поставил бы и ломаного гроша.
Бразильцы уже видели себя на троне. Ведь им в последнем матче чемпионата достаточно было сыграть вничью. Добиться лишь того, что раньше смогли сделать испанцы...
Напрасно тренер Флавио Коста призывал своих питомцев к благоразумию и скромности: «Уругвайцы нас хорошо знают и умеют с нами играть. Не забывайте, что два месяца назад они победили нас и матче на Кубок Бранко!» «Это произошло в Сан-Паулу, а в Рио мы непобедимы. Заплатят нам с процентами!» — так звучала клятва футболистов бразильской сборной.
«Гробница» для двухсот тысяч
Наступило 16 июля, решающий день. Что происходило тогда на «Маракане»? Предоставим слово вратарю уругвайской сборной Роке Гастону Масполи, который в последующие годы стал знаменитым как тренер «Пеньяроля», мадридского «Реала» и уругвайской сборной.
«Мы сидели в раздевалке и постоянно повторяли, что выиграли у бразильцев два месяца назад. Мы также предполагали, что две победы с крупным счетом над сборными Испании и Швеции, которые в то время не относились к сильным командам, вызвали у хозяев поля только нездоровую самоуверенность. Чувствовалось, что двести тысяч зрителей станут сильным допингом для «желтых», но знали мы также и то, что болельщики не простят своей команде ни одной ошибки. А это плохо влияет на игру. Наконец, мы сказали себе, что команда, в составе которой есть такие футболисты, как Гамбетта, Андраде, Чиггиа, Перес и, конечно, Варела, не должна бояться ни черта, ни дьявола.
Таким образом, наша команда вышла на поле подготовленной психологически. Мы не потеряли голову даже в тот момент, когда бразильцы открыли счет. Варела кричал нам: «Ребята, один гол ничего не значит!» И он был прав. Мы сосредоточили все свои усилия на атаке и вскоре сравняли счет. Это сделал Скьяффино. Стадион вдруг утих настолько, что был слышен характерный звук удара по мячу. По указанию тренера перенесли акцент наступления на правый фланг, где играл искусный бомбардир Чиггиа. И за одиннадцать минут до конца матча он забил победный гол. На трибунах было тихо, как во время национального траура.
Почему мы выиграли? Я думаю, нам удалось соединить технику с тактикой, боевитость с добросовестностью».
Ото воспоминания человека, который защищал ворота нового чемпиона мира. А каковы впечатления английского арбитра Ридера, судившего этот матч?
«Когда вместе с моими земляками Эллисом и Митчеллом я вышел на футбольное поле, мы не слышали собственных голосов. Пронзительный свист моего свистка полностью заглушался невообразимым шумом трибун. Когда Фриака открыл счет, я опасался, что бетонные опоры стадиона рухнут. Игра проходила корректно. С того момента, когда уругвайцы вышли вперед, футболистами сборной Бразилии овладело отчаяние. На их лицах можно было прочесть разочарование. Они выглядели беспомощными и несчастными. Едва матч окончился, они убежали в раздевалку, а десятки тысяч зрителей, наоборот, остались сидеть на трибунах с отсутствующими шорами и повторяли единственный вопрос: как это могло случиться? Мне вдруг показалось, что я нахожусь внутри самой большой в мире гробницы, и поспешил покинуть стадион. На улицах все рыдали. Бразильцы пытались заглушить свое беспредельное горе слезами. Уругвайцы тоже плакали, но от счастья».
После финала по всему Уругваю на фабриках и заводах звучали сирены. Правительство провозгласило 16 июля национальным праздником...
Бразильцы в самом деле старательно организовали турнир. И заключительный церемониал, подготовленный, собственно, для того, чтобы воздать почести бразильским футболистам, должен был прозвучать как торжественный и эффектный аккорд чемпионата. Но все было, конечно, скомкано. На футбольное поле, где обнимались уругвайские спортсмены, почти никем не замеченный вышел Жюль Римэ с кубком в руках. Не прозвучал гимн, не произносились торжественные речи. Фотографы, журналисты и те уругвайские болельщики, которым удалось преодолеть канал с водой, были уже в центре поля. «В этот момент я увидел Варелу, капитана новых чемпионов мира, — рассказывал Жюль Римэ. — Я передал ему в руки кубок, хотел поздравить, но толпа оттеснила его от меня и потянула к себе...»
«Звезды» чемпионата
Оставим бразильцев с их скорбью, тем более что она уже давно прошла, развеянная последующими победами. Давайте посмотрим, что чемпионат дал футболу. На первый взгляд может показаться, что футболисты Южной Америки опрокинули европейскую систему игры «дубль-ве-эм». Она сформировалась еще в 30-х годах и, казалось бы, достигла расцвета как раз к чемпионату мира в Бразилии. Но там выявились слабые места этой системы. Наиболее рельефно они выявились в холодной и неизобретательной игре англичан, что подтвердили результаты их матчей с темповыми командами, гибко перестраивавшими игру в ходе встречи.
Из европейских сборных только югославская внесла определенные изменения в европейскую концепцию игры. Это выразилось прежде всего во взаимозаменяемости футболистов и возвращении к игре флангами.
Следующие чемпионаты мира показали, что система «дубль-ве-эм» не умерла. Впереди ее ждал триумф в венгерском исполнении на чемпионате мира в 1954 году.
Но вернемся к 1950 году. В заключительном матче двух латиноамериканских команд решающим козырем была высокая игровая дисциплина уругвайцев, которые умело соединили все хорошее, что предлагала Европа, с тем, чем уже давно овладела Южная Америка. По сравнению с уругвайскими футболистами бразильцы играли импульсивно, с большой долей импровизации. Нельзя забывать, что в сборной Уругвая было немало по-настоящему талантливых спортсменов.
Как и на предыдущих чемпионатах, в четвертом первенстве мира выступал ряд выдающихся игроков. Следует, в частности, назвать мексиканского вратаря Карбахала, который здесь дебютировал, а затем принимал участие еще в четырех чемпионатах. На Американском континенте редко появляются хорошие вратари. Одним из них был Карбахал. Он отлично действовал в пределах всей штрафной площадки и умел (а латиноамериканским вратарям это редко дается) поставить надежность, прочность, эффективность игры выше внешнего эффекта.
Мы уже приводили комплимент уругвайского вратаря Масполи в адрес m игрального полузащитника Варелы. Рослый смуглый футболист привлекал к себе всеобщее внимание. Он приводил в восторг своей классической манерой игры, основанной на широком маневре и умении владеть мячом. Но больше всего он запомнился творческой организацией игры всей команды. Передачи Варелы эффективно использовал прежде всего Скьяффино. Имрела выступал затем на чемпионате мира в Швейцарии, но оттуда на родину не возвратился, а принял приглашение известного клуба «Ми- чип-. Получив итальянское гражданство, он на долгие годы стал «звездой» европейского футбола.
В Бразилии играл также Стэнли Метьюз, который удачно выступал в чемпионатах Англии до пятидесяти лет. На его последний, прощальный, матч в середине 60-х годов собралась вся футбольная элита мира. «Мистер дриблинг», как его называли, привлек к себе внимание еще во время первой m гречи футболистов Чехословакии со сборной Англии в декабре 1937 года. Когда мы в Лондоне проиграли со счетом 4 : 5. Это был футболист, который умел буквально на пятачке продемонстрировать несколько финтов, сбить с толку соперника, а затем сделать типично английскую полувысокую резкую передачу, после которой так удобно наносить удар головой.
В бразильском первенстве мира принимали участие и другие талантливые футболисты. Однако по сравнению с предыдущими чемпионатами и с последующими — 1954 и особенно 1958 годов — список футбольных гигантов был все же более бедным. Война унесла целое поколение европейских футболистов.

Продолжение следует